Кто такой Виктор Васнецов и что нужно о нем знать
Виктор Васнецов прожил 78 лет. В свои 26 он уже участвовал в Лондонской выставке, написал автопортрет и продал «Рабочих с тачками» коллекционеру Павлу Третьякову.

Ранние картины Васнецова — картины передвижника. Про язвы общества. Художник писал и одиноких стариков, бредущих по льду Невы с замусоленным узлом пожитков наперевес, и нищих певцов у церковных ворот. Исследователи считают, что он осознанно отошел от художественных принципов передвижничества, «по-достоевски» мрачных и безнадежных. На четвертом десятке Васнецов определился с главным направлением своего творчества — былинно-историческим. Про Русь, про фольклор, про историю.

Виктор Васнецов обладал, как бы сейчас сказали, уникальной многозадачностью: работал в разных техниках, жанрах, средах. Во время росписи Владимирского собора он писал «Богатырей», а параллельно с «Иваном Царевичем на сером волке» работал над книжными иллюстрациями, эскизами декораций и костюмов для театра.
Биография Виктора Васнецова в десяти цитатах
Нажимай на каждую цитату, чтобы узнать главное о жизни художника
«Как я стал из жанриста историком (несколько на фантастический лад) — точно ответить не сумею. Знаю только, что во время самого ярого увлечения жанром, в Академические времена в Петербурге, меня не покидали неясные исторические и сказочные грезы»
Примерно в возрасте 20-ти лет Виктор Васнецов отправился на обучение в Петербург. Почти сразу познакомился с Иваном Крамским, получил серебряные медали за академические рисунки , а чуть позже подружился с Ильей Репиным, с которым, кстати, они вместе поселились на 5-ой линии Васильевского острова. После появления картин «Книжная лавочка» и «С квартиры на квартиру» Васнецова сравнивали с психологом и бытописателем, а по силе чувства его работ – с Достоевским.
«Ведь если все припоминать, все лица, с которыми встречался и жил, так всех подробностей наберется бесконечная вереница — придется вспомнить и детские годы, как я жил в селе среди мужиков и баб и любил их не «народнически», а попросту, как своих друзей и приятелей, — слушал их песни и сказки, заслушивался, сидя на печи при свете и треске лучины. Вспомнить моего дорогого отца (священника), глубокорелигиозного и философски настроенного, который, прогуливаясь с нами, детьми, по полям в звездные августовские ночи, влил в наши души живое неистребимое представление о Живом, действительно сущем Боге!»

В 1870 году, пока Виктор Васнецов учился в Петербурге, в Вятке умер его любимый отец. Художник поехал в Рябово и остался там на все лето. В тот год он нарисовал единственный известный нам портрет отца – «по воспоминанию», в котором передал образ духовно богатого человека, умного и очень доброго.
«Решительный и сознательный переход из жанра совершился в Москве Златоглавой, конечно. Когда я приехал в Москву, то почувствовал, что приехал домой и больше ехать некуда — Кремль, Василий Блаженный заставляли чуть не плакать, до такой степени все это веяло на душу родным, незабвенным»
К фольклорно-эпической теме Виктор Васнецов окончательно перешел в возрасте около 30-ти лет. Случилось это после переезда в Москву. Он нашел свой путь в искусстве: совершенно особенный и самобытный. Чувствуя связь с народом, весь талант и богатые душевные силы художник направил на поиски национального идеала добра и красоты.
«Не о хлебе одном жив будет человек, сказано — и поистине не о хлебе. Истина, добро, красота — необходимая и существенная пища человека, без них изведется человек, сгинет! Есть счастливые люди и семьи, которым Бог указал служить какому-либо из этих животворных начал»
Виктор Васнецов писал, что если даже и допустить на момент, что Бог – только идея. То идея это самая драгоценная у человека, до которой он мог возвыситься. Самая возвышенная, трогательная, высочайшая поэзия.
«Я крепко верю в силу идей своего дела. Я верю, что нет на Руси для русского художника святее и плодотворнее дела — как украшение храма — это уже поистине и дело народное, и дело высочайшего искусства. Пусть мое исполнение будет несовершенно, даже плохо, но я знаю, что я прилагал все свои силы к делу плодотворному. Нужно заметить, что если человечество до сих пор сделало что-либо высокое в области искусства, то только на почве религиозных представлений»
В 37 лет Виктор Михайлович получил приглашение участвовать в росписи Владимирского собора в Киеве. Эта работа длилась 11 лет. Кроме работы над стенами храма, он занимался изображением образа Христа Вседержителя в куполе. И это было не просто творчество для него. Над образом Спасителя, как и над образом Богоматери, художник работал всю свою жизнь. Для него, человека глубоко верующего, выражение религиозного чувства стало не менее важным, чем поиск художественной выразительности.
«А кто теперь ждет от нас откровений? Кому нужны наши восторги, печали, радости? Кто живет с нами одним пульсом? От нас ждут теперь выставочных фуроров, мы должны хлестко развлекать скучающую толпу, как фигляры сезона — Сара Бернар, Цукки … и прочие. От нас требуют только развлечения, чтобы занять страшную пустоту души… Что теперь в святая святых художника? — Он прежде всего сын века и толпы, что ему дал и отнял век, что дала ему и отняла толпа, то от него и получит в итоге. Век дал ему идеал, – а какой идеал века сего?»
Желание художника передать духовную жизнь своего народа, понять его характер и его идеал выходило на первый план. Возможно, именно поэтому, Виктор Васнецов приходит к фольклору и народным сказкам в творчестве — во-первых, это продукт народного творчества, а во-вторых, они ярче всего иллюстрируют русскую национальную идею добра и зла, чести и долга, любви и жертвы.
«С Нестеровым мне было чрезвычайно интересно познакомиться как с художником и как с человеком. Его духовное настроение мне по всему симпатично»
Из книги митрополита Антония (Храповицкого) узнаем, что Васнецов и Нестеров отличались. «Первый, как богослов по образованию, был более отрешенным от наличной жизни, второй – более национальным, русским, даже деревенским созерцателем. Восторженное вдохновение, духовность и чистота сердца – творчество Васнецова; тихая грусть, нежное умиление и преданность воле Божией – творчество Нестерова. Васнецов берет идеи Иоанна Богослова и любит Апокалипсис; Нестеров воспринимает дух евангелиста Луки и постоянно воспроизводит идею притчи о блудном сыне, возвратившемся с раскаянием к своему милосердному отцу».
«Что касается религиозной моей живописи, то также скажу, что я, как Православный и искренно верующий Русский, не мог хоть копеечную свечку не поставить Господу Богу. Может быть, свечка эта и из грубого воску, но поставлена она от души. В Православной церкви мы родились, Православными дай Бог и помереть»
Религиозная живопись Виктора Васнецова была признана Святейшим синодом. В 1915 году ему было присвоено звание почетного члена Императорской Московской духовной академии.
«Я заочно свидетельствую свое глубокое почтение супруге Великого, Гениального Достоевского. Если бы знали, до какой степени этот писатель мне дорог, помимо его гениальности. Я не знаю, сколько раз перечитывал его великие трагедии, трагедии человеческой души. «Бесы» его — это пророческое провидение настоящего нашего времени. Апокалипсическая прозорливость»
Творчество Достоевского и раннее творчество Васнецова в чем-то схожи – они оба были «исследователями» души русского народа. Художник Игорь Грабарь писал, что «небольшая картина «С квартиры на квартиру» по силе чувства — ровня самым сильным произведениям Перова и вызывает в памяти скорбь «Бедных людей» Достоевского».
Made on
Tilda